Пискаревское кладбище
Баннер

Вход

Голосование

Нужно ли придать официальный статус военно-мемориального кладбищу в Селезневском сельском поселении (Тиенхаара), где похоронены 2029 советских солдат?
 

Поиск

Баннер
Как поисковики Мединского раскопали братскую могилу PDF Печать E-mail
Автор: Administrator   
28.08.2015 00:52

Братскую могилу 71-й стрелковой дивизии раскопали участники военно-патриотического лагеря «Волховский фронт», организованного Минкультом и Минобороны. Разрешение на это дали муниципальные власти.

Больше недели ленинградские поисковики спорят с участниками военно-патриотического лагеря «Волховский фронт» о легальности раскопок шести захоронений бойцов Красной армии времен Великой Отечественной войны в Кировском районе Ленобласти. «Фронтовики» уверяют, что проводят исследования поврежденных санитарных захоронений. Их оппоненты говорят о пострадавшем от действий патриотов дивизионном кладбище. «Фонтанке» потребовалось 30 секунд, чтобы выяснить — в месте раскопок действительно находятся братские могилы.

Военно-исторический лагерь «Волховский фронт», как говорится на сайте организаторов, создан совместно Российским военно-историческим обществом (председатель — министр культуры Владимир Мединский) и ООД «Поисковое движение России», при содействии Министерства обороны РФ. С 10 августа на мемориале «Синявинские высоты» Ленинградской области более 700 человек из 47 регионов России, а также Германии, Прибалтики, Узбекистана, Таджикистана, Кыргызстана и Азербайджана согласно программе ищут останки красноармейцев, погибших в годы Великой Отечественной войны. Исследовать многокилометровую, поросшую лесом, болотистую полосу прорыва блокады для обнаружения останков не пришлось. Местные власти еще за несколько месяцев до открытия лагеря отправили его руководству письмо с просьбой исследовать шесть захоронений бойцов неподалеку от Круглой рощи.

Глава администрации Кировского района Михаил Коломыцев «Фонтанке» объяснил появление этого письма. По его словам, в указанном месте в конце прошлого года некие люди разрыли солдатские могилы, и теперь ради увековечивания памяти их надо исследовать.

«В прошлом году мы проводили большое совещание с руководителями поисковых отрядов, на котором пришли к предварительному соглашению: перенести останки на мемориал «Синявинские высоты», который находится в нескольких километрах от места нахождения бойцов. Там, где сейчас находятся могилы, — непроходимый лес и болото. Добраться туда ветеранам, например, невозможно. Оборудование места памяти может потребовать, как минимум, прокладки дороги в 40 километров», – уверял «Фонтанку» Коломыцев.

Глава даже прислал в редакцию копию протокола собрания, из которого, правда, стало ясно, что сомнения в необходимости переноса у участников были. Причем  высказал их председатель совета петербургского отделения ООД «Поисковое движение России» (организатор «Волховского фронта») Илья Дюринский: «Необходимо учитывать, что в ходе боевых действий погибших зачастую все-таки захоранивали. В соответствии с Федеральным законом «О погребении и похоронном деле» такие организованные захоронения не подлежат переносу». 

Еще один вопрос возникает к заявлению о «неких людях», которые раскопали могилы. Осенью 2014 года, когда и проводилось совещание, через дорогу от шести могил, которые исследуют «фронтовики», работы по раскопкам проводил 90-й поисковый батальон Министерства обороны. Это единственное в России военное подразделение, которое уполномочено производить исследование подобного рода захоронений. Его работа, как писали городские СМИ, вызвала большой негативный общественный резонанс из-за того, что они не только выкопали останки бойцов 996-го стрелкового полка, но и увезли их якобы для перезахоронения в официальных мемориальных зонах. В ноябре 2014 года братскую могилу, ставшую причиной громкого конфликта, поставили на государственный учет. С салютом, громкими речами и патриотическими лозунгами. А военным пришлось оправдываться, мол, их неправильно поняли, а останки увозили для исследования.

Тогда же появилась и информация о вскрытых могилах по соседству.

Руководитель лагеря «Волховский фронт» Сергей Мачинский определил для «Фонтанки» географию исследуемых захоронений: урочище Гайтолово (до 1942 года там была одноименная деревня), Рабочий поселок № 7, урочище Вороново (ранее поселок Вороново) и  Гонтовая Липка (ранее одноименная деревня). По его словам, захоронения были кем-то небрежно вскопаны. Из одного места останки извлечены так, что на краях лежат мелкие кости.

Участники лагеря к 20 августа исследовали все шесть могил, которые, по мнению Мачинского, являются санитарными: «Бойцы уложены не рядком, а свалены. В обмундировании. По этим и другим признакам мы и делаем предположение о том, что захоронение не плановое».

Отметим, что под санитарным захоронением общепринято считать сброс трупов погибших или умерших от ран солдат и офицеров, осуществленный в целях соблюдения необходимых санитарно-гигиенических условий. Как правило, погребение производилось местным населением, на оккупированных территориях полевое командование немецкой армии для этого привлекало пленных красноармейцев. 

В конфликте с местными историками и поисковиками руководитель «Фронта» не признается, отмечая, что звали всех, но большинство испугались бумагооборота, который сопровождает исследование.

Поисковик отметил, что поднято порядка 200 бойцов. Некоторых удалось идентифицировать. Например, бойца Рябкова Василия Ивановича из 71-й стрелковой дивизии. 

У 71-й стрелковой дивизии интересная история. Она была создана как часть Финской народной армии с целью заменить Красную армию в Финской демократической республике. ФДР была создана Советским Союзом на территории Карельского перешейка, занятой во время советско-финской войны. Дивизия комплектовалась из  карелов, вепсов и финнов. В октябре 1942 года подразделение перебросили на Волховский фронт, а в январе 1943 года она оказалась на передовой наступательной операции «Искра» по прорыву блокады.   

А дальше «Фонтанка» потратила 30 секунд, чтобы выяснить — дивизионное кладбище 71-й дивизии было рядом с поселком Гонтовая Липка, где и происходят раскопки. Документы, подтверждающие это, находятся в публичном доступе в ОБД «Мемориал» (база данных, в которую Министерство обороны выкладывает архивные документы о воинах, погибших во время Великой Отечественной войны).

 

 

 

Получается, это захоронение не может считаться санитарным, а является плановым. И поисковики «Волховского фронта» сейчас занимаются делом государства — эксгумацией из известного государству места захоронения бойцов Красной армии. Незаконными становятся и планы по переносу останков на существующие мемориалы. По законам об увековечивании памяти и похоронному делу переносить их можно в случае природных катаклизмов и просьбы родственников.

P. S. В ходе подготовки публикации в распоряжении «Фонтанки» оказался приказ председателя комитета по культуре правительства Ленобласти от 13 мая 2015 года о создании в Кировском муниципальном районе «Военной мемориальной зоны «Прорыв блокады Ленинграда, 1941 – 1944 гг». В правительстве региона сообщили, что границы зоны еще не определены. По данным «Фонтанки», сейчас со всеми заинтересованными лицами в районе ведутся обсуждения территорий, которые могут в нее входить. Исходя из рабочего плана, который редакции предоставили общественники, и Вороново, и Гайтолово, и Рабочий поселок № 7 в нее пока входят. Что более чем справедливо, так как эти области обладали официальным культурно-историческим статусом в Советском Союзе, что было закреплено постановлением Совета Министров РСФСР № 303 от 21.05.1982.

 

После того как статья была опубликована, «Фонтанка» получила официальный ответ из администрации Ленинградской области, подписанный пресс-службой вице-губернатора Емельянова. По словам специалистов комитета по культуре Ленинградской области, на этом участке братские захоронения, являющиеся объектами культурного наследия, включенными в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, и выявленными объектами культурного наследия, отсутствуют. Урочища Гайтолово, Вороново, Рабочий поселок № 7 и Гонтовая Липка — это не братские захоронения, а места ожесточенных боев с немецко-фашистскими оккупантами в 1941 – 1943 гг. (хотя они и расположены на территории достопримечательного места – объекта культурного наследия регионального значения «Военно-мемориальная зона «Прорыв блокады Ленинграда, 1941 – 1944 гг.»). Спасательные работы и поднятие павших воинов там не запрещены».

Однако данные об отсутствии братских захоронений противоречат приведенному выше донесению от 20 января 1943 года, подписанному начальником штаба 71-й стрелковой дивизии подполковником Дементьевым. А «Фонтанка» все же верит подполковнику.

Татьяна Востроилова, «Фонтанка.ру»

LAST_UPDATED2
 

Услуги

Медаль Пискаревское кладбище
Медаль Пискаревское кладбище
550.00 руб



Орден СЛАВЫ фрачный знак
Орден СЛАВЫ фрачный знак
325.00 руб



Памятный знак 65 лет ПОБЕДЫ
Памятный знак 65 лет ПОБЕДЫ
250.00 руб